да простят меня все те, чьи цитаты живут во мне, повязанные по заголовкам копирайтами.

автор оставляет за собой единственное право. остальное можете забрать себе
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:26 

вокруг нет искушений, которым я хотел бы поддаться. смена города ведет меня куда-то в странные дни.

неожиданные грани казалось бы уже давно закрытых тем.

очень сложно продолжать делать что-то без страховки. даже если знаешь, что она на самом деле есть. глухая ненависть такая глухая, ей абсолютно всё равно. у меня мало сил — чьи это проблемы? конечно, мои. чего я жду, так это того, что кто-нибудь придёт и врежет мне по жопе за то, что слишком трепетно к себе отношусь, но нет, отчего-то всё опять изменилось, и это для окружающего мира больше не вариант. я, дорогой окружающий мир, охреневаю, если честно, быть правильной и последовательной, сюда, на эту высоту и глубину, хрен кто долезет и допрыгнет, а мне не обо что якориться. кроме разве что литиевых цветов.


и тут, конечно, смелый вопрос с неожиданной стороны — я часто думаю, а что если бы у нас сложилось иначе.
не сложилось бы, но иногда я об этом тоже думаю.

всё это не так уж и сложно (по-честному, так вообще пары минут достаточно), но кто-то зажрался — и это я, конечно. пора немного вспомнить, что не мир для меня, а я для мира.
и пора перестать так концентрироваться. лол. вот никогда бы не подумала, что излишняя концентрация может быть и будет самой крупной проблемой. поэтому С. меня так тщательно пытался научить делать сразу несколько дел, чтобы не уходила в одно с головой. я, конечно, тогда не ценила и не могла догадываться даже, о чём это всё и когда пригодится.

отчаянно не хочу мешать работу с остальным, поэтому самым отвратительным образом прокрастинирую весь день.

16:58 

я всё ещё самый везучий человек на свете; у меня есть Т., которая далеко, но которой я шлю добра всякий раз, когда вспоминаю, и есть П., он поближе — что там до города-тёзки, как домой доехать с другого конца области. синхрония с ними какая-то очень ласковая и безжалостная, и я не знаю, как ещё об этом говорить: слишком мало слов, чтобы описать.

и вот я приезжаю, К. уезжает, и мы, конечно, очень много говорим, ещё больше молчим, и это всё какая-то сказка. пожалуй, впервые настолько откровенно и настолько глубоко: мы оба недавно пережили near-death experience, и это заставляет быть ещё честнее, чем обычно.
про то, что если бы вокружные знали всё, каждому из нас пришлось бы покинуть вокружье — и про то, что, возможно, на самом деле не так; про то, что ты себе самый строгий судья, и как перестать постоянно выносить себе приговоры; про то, что делать, если ты всемогущ — но ничего не хочешь; про то, как по-разному люди молчат; про белиберду вроде «а что значит в геральдике вот эта фигня, которая на кружке»; да про что угодно вообще, важное и ерунду, вечер длинный, ночь начинается только вовремя.
и танцуем под смешную переделку песни. а потом выясняется, что этой бесконечной любви уже, не соврать бы, десять лет. она никого ни к чему не обязывает, но мы впервые произносим это слово вслух — и это важно, потому что эти отношения очень хрупкие, несмотря ни на что. и — «мне важно, что у тебя есть куда приехать вот так, и мне ещё более важно, что ты приезжаешь так ко мне». я смотрю на пляшущих демонов в его глазах, и это дивно, моя инстинктивная часть наконец веселится, что так редко бывает дома, да и вообще где-то ещё. я вспоминаю про веселье, ярость, страсть и настоящую радость, полновесную, от которой поёшь и танцуешь, потому что тебе слишком много, от которой делаешь лучшие дела в жизни. я постоянно забываю о ней навсегда — до следующего раза — потому что ты или в этом, или бесполезно пытаться сделать это искусственно.
и конечно, никто из нас не сделает и лишнего движения, чтобы это хрупкое и прекрасное сломать. и конечно, мы оба это знаем.

а я ведь здесь практически на Гоа, усмехаюсь, час рассказывая О. про собственно Гоа и правила жизни в Индии: не делаю ничего, чего не хочу, не забочусь о деньгах, молчу сколько влезет, слушаю тишину сколько влезет. Разве что океана нет и иногда за окном минус двадцать, но это такие детали.

моё прошлое не давит на меня больше, оно по-настоящему прошло. всё меняется с каждым мигом, теперь я чувствую во много раз сильнее и свободнее, чем раньше. осталось избавиться от того, что я сама на себя давлю —

и П. несколько часов рассказывает, почему я совершенно не должна относиться к себе, как к последнему мудаку на планете, про то, что среди людей есть отвратительная традиция не хвалить и не говорить, что было хорошо и что нравится, и что я абсолютно не должна ни ориентироваться на нее, ничего вообще не должна, и бояться тоже. и кажется, кроме С., у него единственного есть шанс заставить меня _действительно_ в это поверить. и я в этот раз хватаюсь за этот шанс и отстаиваю себя у себя. и знаешь что, на самом деле выясняется, что ни разу я не мудак, ну вот вообще ни разу. и это средство балансировки можно оставить за бортом, просто если ходить со включенным сердцем. что, конечно, непростой квест, но не невыполнимый.

16:12 

Мне скучно, бес

вот никогда бы не подумала, что когда-нибудь примерю на себя и эту фаустовскую шкуру, но куда деваться, если это происходит.
у меня, бес, всё есть и мне ничего не надо.
у меня всё уже есть. не в смысле денег и славы и вот этого всего: у меня есть крыша над головой, в моей жизни зашкаливающее для меня количество любви. этого в принципе достаточно, чтобы я функционировала и накапливала довольство.
я регулярно бешусь с жиру, придираясь к мелочам (если бы хоть кто-нибудь знал, сколько во мне благодарности за это право, я стараюсь рассказывать, но как рассказать о том, что сильнее меня, больше меня и так сильно сияет, что приучить себя к этому свету было очень трудно), я живу эту жизнь, и она не заканчивается.
в шестнадцать лет я думала, что если ничего не изменится, я не доживу до двадцати — и я была совершенно права, к счастью, многое изменилось, и я смогла и выжить, и не рехнуться, а это большая удача для тех условий.
в восемнадцать я влюбилась как никогда, и этой любовью превозмогла свою тьму — потому что любовь, как ни крути, побеждает всё, она победила и меня, и тьму, и всё, что под руку попалось, и я ещё долго отходила от этого и собирала уроки — уроков было на четыре тома «Двух Жизней» Коры Антаровой, в восемнадцать и следующие четыре года я так часто думала, что сейчас умру, что познакомилась с собственной смертью практически лично — но любовь победила и смерть; я только спустя много лет засмеялась над тем, что назвала подходящей латинской цитатой бложик, когда не знала ещё ничего. но я была права и тогда — я действительно умерла. и я с тех пор умирала не раз и не два, всякий раз воскресая кем-то другим и сбрасывая с себя эти жизни — относительно легко, я видела многих, кому это давалось гораздо сложнее и очень мало тех, кто мог с улыбкой отряхнуться, одним мановением руки устранив последствия гражданской войны внутри себя и ад снаружи, и снова пойти.
к смерти невозможно привыкнуть, сколько бы раз она не повторялась — ты каждый раз безвозвратно отдаёшь всё, что есть, и тот факт, что потом что-то оказывается снова с тобой, ничего не меняет, потому что это уже не тот ты, и не то, что было раньше.

так вот, мне скучно, бес.
я много что сделала со своими жизнями и мне довольно многое понятно; я ошибаюсь меньше и реже, чем раньше. у меня всё есть, бес — в таком состоянии люди обычно оказываются прямо перед смертью, причем люди, хорошо прожившие свою жизнь, качественно, уверенные, знающие, что всё это было не зря. да я и есть перед ней.
но во всём этом всём (здесь нет повтора) есть одна проблема: я очень хорошо знаю, как, но абсолютно вообще никак не могу ни понять, ни ощутить, что. натрави меня на любое дело — я знаю, как к нему подойти, будь это прокладка межзвёздных путей или приготовление ужина. я много чего могу, но абсолютно ничего из того, что я вижу вокруг, не заставляет меня трепетать и тянуться — я знаю, где найти это место в себе, но вокруг — нет. я имею смысл в себе и не знаю, куда его вложить — С. говорит, в таких случаях женщины рожают детей, но я и дети в нынешней ситуации очень далеки, и это для меня не решение, а побочный продукт избытка смыслов.
С. вообще очень много полезного говорит, и много где прав, но он абсолютно точно ничего не будет решать за меня.
а ведь было бы так удобно. и не пришлось бы умирать опять.
«всегда спрашивай себя: за что я отдам эту жизнь?»

отдых не нужен, если не обо что уставать — но это совсем не того уровня фраза, которую можно легко прочитать. нужен контраст, чтобы — время разбрасывать камни и время их собирать. во всём. я мучительно ищу сейчас этот контраст. я никогда не сталкивалась с такими сложными задачами, потому что избытка в этом мире мало, обычно все занимаются чем угодно от недостатка — а это совсем не та мотивация, которая кажется мне правильной. так вот. избыток у меня есть, плотина тоже близка к прорыву, и это очень мучительное незнание, которое нужно пережить и инвертировать, господи, некому рассказать, никто не понимает, как там высоко и свободно, и как угрожающе, потому что любая ошибка лишает тебя второго шанса, двадцатого шанса, потому что ты можешь начать или закончить что-то, что больше тебя, что-то огромное, дать жизнь чему-то, что будет от тебя, но не тобой, и у чего возникнет совершенно своя жизнь. я концентрирую эту силу — я уже вижу идущие с разных сторон огромные смерчи обстоятельств, сметающие всё, чему не суждено это пережить, но я, как всегда, в оке торнадо, у меня всё спокойно, только за моей спиной танцует семь огненных колёс и сверху — золотой свет. и когда я пишу об этом, и когда я в этом, и когда я в каком-то деле, я знаю, что всё получится, что бы там ни было, но как только я перестаю что-то делать, я в ту же секунду начинаю умирать, потому что никто не создан для таких перегрузок.

а вот не ушиби я ногу, хрен бы я задумалась об этом в ближайшие пару месяцев. всегда можно затуманить глаза какими-нибудь делами, очень удобно.

14:37 

ещё из всякого, мимоходом: прячусь в доме О. (это такая традиция, ходить к ней в гости, пока там ее нет) на ночь, разговариваем до начала пятого утра, за это время успеваем всех перевспоминать, зато она говорит, «вы такие разные, что есть хороший шанс, что это будет работать» — одна из, пожалуй, самых простых и одновременно самых важных фраз, которую мне нужно было услышать со стороны.
потому что со мной непросто, очень непросто.

04:07 

Очень тяжелые дни.
Меня с такой силой догоняют все эти желания, ощущение НЕДОСТАТОЧНО ПАШЕШЬ (и все вокруг тоже НЕДОСТАТОЧНО ПАШУТ), вся эта бессмысленная гонка, что я не знаю, куда от них деваться: хочется вновь в горы, чтобы в неглубокой заводи, не теплее восьми градусов, окунуться в воду и очиститься, смыть шелуху и отделить наконец обратно важное от второстепенного. Головой этого сделать нельзя: ты можешь помнить, можешь сколько угодно себе говорить что угодно, но делать будешь так, как скажет тебе то, что управляет из глубин.
Я устала от того, что не могу, я устала от того, что не могу выйти на проектную мощность, я устала от того, что изранила себя и заодно окружающего целого одного важного человека. Я устала от того, что устала, в конце концов.

Эпизод с Элем был забавный: когда в крови столько адреналина, вот именно то, о чем я писала выше, и происходит: мгновенно отделяешь мух от конфет и осознаешь, что пока ты жив, остальное фигня, по большому счету.
Но я не хочу быть адреналиновым наркоманом (хотя тот же спорт очень не лишний, но не так же).

Забавнее всего, когда С. пишет про то, когда его можно увидеть здесь, а я понимаю, что слишком часто стала соглашаться умирать. И не отказываюсь снова. Нет никакого слишком часто, я просто опять много думаю.

Господи, неужели девять лет будут такими же тяжелыми. А можно я буду зайцем из того анекдота, который «А можно меня не есть?»

12:17 

и вот на третий год моего знакомства с С. мне наконец стало ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО

тяжело даже заставить себя встать и выйти на занятие, потому что нужно будет слишком многое менять - то есть я наконец нашла предел объема того, что могу менять легко, и выйти за него оказалось не так-то просто. оказалось, правда, что этот предел им стал из-за того, что я и так была под нагрузкой и устала, но тот факт, что я его нащупала, уже о многом говорит.

для меня давно очевидно, что без тех знаний, что пропиливаются там, невозможно держать баланс вообще. что-то обязательно начнет съезжать, потому что не платить за своё "хорошо" невозможно. теперь мне очевидно еще и то, что есть люди, которые держат баланс за свой счёт - но их путь всегда индивидуален, а потому не засчитывается.

жить становится в разы сложнее, но при том интереснее. приходится на ходу делать горячую замену приоритетов, растворять "я всегда то-то и то-то", менять вообще такие штуки, до которых и руки-то по идее не должны были доходить, а вот однако необходимо поднимать, проживать и делать/доделывать/переделывать/вотэвер.


22:46 

есть у меня один такой косяк, который даже не косяк, а особенность, скорее.
я всё время хочу сделать всё не просто чтобы сделать, а чтобы сделать это ещё и, ну, не знаю, изящно, красиво, легко на вид и всё вот это вот.

в связи с чем открываются бездны для ангста и переживаний, разумеется. но по крайней мере, я научилась смиряться с тем, что чтобы что-то уметь вообще хоть как-то делать,необходимо подходить к вопросу постепенно и последовательно.
но с красотой и изяществом у меня, конечно, треш и трындец, потому что я изначально ужасно неаккуратное и антистилистическое существо. при этом иногда у меня всё же что-тополучается на ниве подбора красивых комбинаций в, скажем, одежде или домашнем чем-то, но мои умения чудовищно западают в большинстве случаев.
чего я хочу от себя, человек, намеренно испортивший себе почерк, чтобы его никто не мог прочитать, намеренно учившийся быть очень незаметным и предпочитавший всем вещамштаны, футболку и кеды даже на официальных государственных мероприятиях. при этом не могу сказать, чтобы я не умела носить вещи - скорее, я не умею носить себя в вещах и незнаю, какие эм эм эм социальные формы поведения рулят при тех или других формах поведения. грубо говоря, у меня из этого паззла на тысячу деталек есть штук пятьдесят: в общеми целом какие-то куски понятны, но собраться в цельное не могут, слишком много лакун.

ещё один косяк в том, что красота, изящество и видимая лёгкость достигаются при таком уровне мастерства, когда об исполнении чего бы то ни было уже вообще не думаешь, оно идёт типа-само, что не совсем правда, поскольку усилия мастера действительно просто становятся незаметными.
но ведь есть люди, у которых это есть изначально. у меня - нет, я неуклюжее хуй пойми что без вкуса, запаха и цвета. у них, конечно, нет чего-то, что есть у меня, но на внешнее ведь всегда обращаешь внимание, что бы там кто ни говорил.

но, как говорит один мой добрый друг, ты-то хоть стремишься, а они вот так просто берут, живут и ничего им не делается

меня успокаивает то, что я знаю, что со всем этим делать.
меня дергает то, что для этого нужно очень много времени - по моим масштабам. в масштабах вселенной-то понятно, что всё фигня. а я, как обычно, слишком много всего и сразу хочу, особенно от себя. и, конечно, забываю, что всегда есть кто-то лучше и кто-то хуже.

ригабальзам меня спасёт, короче.
тормозим мягко и плавно, лучше в папу, папа мягкий, он простит.


а наши вещи теперь лежат в одном шкафу. и это невероятно трогательно, несмотря ни на что.
не могу сказать, что у нас вообще есть какая-то конкретная дата. но мы что-нибудь придумаем, отмечать что-то - весело и полезно.

00:40 

стоит отойти назад, и я вижу, чем меня можно сейчас задеть.
чем можно вывести из себя. к чему я особенно чувствительна.
что может угробить меня вообще к чёртовой матери и довести до попытки самоубиться при особом давлении.
короче, я по полной программе наблюдаю за своими слабыми сторонами.
личность стала очень тонкой, но меня это не пугает.

год назад я бы никому ни за что не сказала, что это за штуки. сейчас я хочу, чтобы близкие о них знали и говорили со мной - пусть даже сначала больно и страшно, я нарастила себе мышцу (это же правда накачивается, как и любой другой скилл), чтобы справляться с этим и уметь полагаться на других, и осознание того, что самый тёмный час перед рассветом, не покидает меня. в последнее время я вижу много рассветов.)

тут ещё такой момент.
книжки про ГД нравятся мне тем, что главгерой такой же долбоёб, тормоз и танк человек без изначальной семьи, как я.
я таких нюхом чую за три километра. они острее, они немного быстрее, они немного мнительнее. иногда окружающая среда делает их мягче, но стальная хватка человека, которому приходилось выживать и защищаться - о, её нельзя не заметить, если знать, куда смотреть. и я знаю, кто среагирует первым, случись что, пока прочие будут хлопать глазами и выпутываться из одеял.
есть вещи, которые невозможно наверстать. они или есть у тебя в определенное время жизни, или нет. первая любовь в пятнадцать лет и первая любовь в тридцать - это две большие разницы. семья в четыре, пять, шесть, десять, двенадцать и семья в двадцать пять - это чудовищная разница.

хищниками становятся почти всегда одиночки. или эта фраза должна звучать как "почти всегда одиночки становятся хищниками"?

но я вижу и знаю выход. пусть и не так, как мне когда-то хотелось, но то время уже не вернуть.
плести эту музыку дальше.

01:36 

Ну то есть рецепт известен, прорыдаемся, уснём, проснёмся, утром будет по-другому (например, работа. Ты вообще блин работу будешь делать, я не понимаю?!)
Но эээ.
Э.
Я даже не знаю, как сформулировать, кроме как группой невнятных протяжных гласных звуков неопределенной интонации.
Как, йопта, вопрос-то задать, если не знаешь, о чем? О_о

21:18 

Второй раз в жизни при моих истериках страдает мебель и окружающие ни в чем не повинные вещи. Второй раз из-за того же самого чувства, только теперь это задача более высокого уровня. И мне нельзя было так себя вести. Ну, сама нарушила протокол о границах, сама и отвечай.
И никто, кто мог бы дать дельный совет, не доступен. А это значит - разбирайся сама.
Швыряет из одной крайности в другую, но я хотя бы стабилизировала себя в сейчас.
Наблюдаю, как идёт время и как я не делаю работу. Время практически вышло.
Опять начала кашлять. Болит спина, болят руки, зажаты до боли икры, ещё болят глаза, переносица, виски, затылок, короче, вся голова.
В общем, зашибись.
Поспать бы хотя бы под родной голос, но где там.

02:42 

мне действительно никогда не было по-настоящему интересно, откуда всё.
меня действительно интересовало, что делать. потому что какая разница откуда оно, если оно есть и с этим надо работать. с тем, что есть. и если я очевидным образом не уложу в свое маленькое сознание такие огромные массы всего - почему всем надо зачем-то выразить словами, зачем-то обуздать процесс творения? который один хрен постоянно идёт, к тому же.
то же безумие от неопределенности? вот хрень какая-то - назвал, обозначил, и вроде уже не хрень, а нечто описанное прежде.
и когда у меня было время выдохнуть и посмотреть на небеса, которым приписали ещё и божественность из-за вечной переменности и полнейшей независимости от всех человеческих дел - даже океан такой похвастаться не может, я не спрашивала, откуда. я спрашивала: что мне теперь решать, куда мне теперь идти. исключительно в силу того, что чувствовала себя инструментом для неведомых и невозможных в массе своей быть понятыми мной дел. что я могу ещё сделать для тебя, суть, которую я чувствую, и смысл, который я знаю.

то есть нет, мне интересно, но так, вторым рядом, "было бы неплохо это знать", и к тому же - моя интуиция (основной способ познания мира у меня всё равно именно интуитивный, что бы там ни было) до определенного момента не срабатывала ни на что из предлагаемого.

и сейчас я не понимаю.
то ли я слишком требовательна и устанавливаю планку на недосягаемом уровне (причем для всех). я понимаю сказанные слова на лету, обычно ещё до того, как они произносятся вслух, и не понимаю, зачем их объяснять и как это вообще может быть неясно.
то ли это действительно то, через что мне не перемахнуть в этой жизни и с чем не смириться (написала и заржала, потому что ага, вот она, моя следующая смерть)
то ли мне имеет смысл закончить начатое и закрыть проект, пока он не сожрал меня всю. поскольку меня на это определенно не хватает и хватить не может - просто сильно не тот уровень, а всплывать это всё равно будет постоянно.
то ли это такой мощный пинок под задницу, чтобы шла немедленно разбираться.

то ли я просто вижу то, чего нет, и спокойный интерес полагаю за отсутствие энтузиазма, и принимаю это за невнимание, и из-за глобального невнимания к сути собственного существования обижаюсь.
мне-то было очень надо, я бы сдохла просто без этого, а кому-то, может, так, поразвлекаться достаточно.

аы.
ну и что делать-то.

15:34 

и ещё вот эти фразы о принадлежности, которые в последнее время выносят мне мозг.
ваще никак не вписываются в мою голову. я настолько привыкла, что может случиться всё, что угодно, что вообще перестала присваивать людей. они сами по себе, и я совершенно сама по себе.
и, надо сказать, из-за этого я полностью перестала страдать по поводу наличия или отсутствия при мне людей. я их люблю, но не привязываю; мне хорошо ваще в любое время суток вне зависимости от их наличия. даже когда я соизволяю злиться и вопить, я прекрасно осознаю, что у меня есть возможность сделать полшага туда, где ничего, кроме радости, не существует. другое дело в том, что я регулярно выбираю остаться в прежнем стейте, с целью посмотреть, что я могу сделать из него сделать такого, что не могу из буддистской радости. фактически это смерть эмоций и свидетельствование себя. ясен день, что не везде сразу, но тенденция в наличии и под контролем.

но возвернувшись.
это гораздо проще всем сторонам вопроса: мы есть, пока мы есть, нас нет, когда нас нет. никаких излишних ожиданий. никакой излишней ответственности. никаких "я принимаю за тебя решение", "я обещаю себе за тебя". а то насмотрелась я тут на последствия таких вещей и на то, как кто-то уходит после лет семи, а кто-то из последних сил цепляется за какую-то херь после десяти.


тут вопрос в том, продавливать ли мне в себе инсайдерские двойные стандарты, или оставить как есть.
или я вообще чего-то недопонимаю, и за сдачей себя в чужие руки фразой о принадлежности скрывается что-то, что не приходит мне в голову и чего я принципиально не понимаю (и этот вариант, кстати, наиболее вероятен).
меня просто всегда смущало, почему все хотят всё время к чему-то принадлежать и как-то определяться: я такой-то профессии, я принадлежу к такой-то концессии/конфессии/секте, я такой-то, я человек, я мизантроп, я блаблабла. эу. а можно как-нибудь без этого обойтись?
для чего это вообще? для общественного представления? типа страничка в фэйсбуке "я такой-то"? и если она не осознается, как ложь, и отождествляется с собой, то из этого же никогда ничего хорошего не выходит.
я понимаю, что жизнь без определений сводит с ума, но чот мне кажется, я чего-то не вижу существенного.


ну как обычно: решила один вопрос, тут же пришло ещё пятнадцать. а я снова радуюсь, как пресловутый трёхцветный котёнок.

00:48 

Очень просто.

Иди туда, где тишина. Стой там, где не сухо и не мокро: здесь твое поле.

Очень тяжело расстаться с комфортом уже набранного уровня, особенно когда тебе впервые хорошо - хочется задержаться на нем подольше. Не хочется уходить, даже если точно знаешь, что будет-то ещё лучше.


Я поняла, почему бессмысленно строить из себя больше, чем ты есть - точнее, даже вредно: потому, что тогда мироздание будет спрашивать с тебя столько, сколько спрашивают с того, под кого ты косишь. А строить меньше бессмысленно, потому что скучно.

Я обрела свой zen на этой стадии. Пора идти дальше :)

22:02 

рано или поздно,
так или иначе.


я знала, что пойму.
я знала, что рано или поздно, так или иначе, мне придется это понять. и я пойму.
С. знал, что при должном промывании мозгов я пойму это гораздо быстрее - не за четыре, например, года, а месяцев за девять (это по-прежнему очень медленно, но уже ощутимо быстрее, очевидно же). потому что у меня нет времени. совсем нет времени, кроме одного мгновения, которое есть сейчас. я упиралась, как могла, а он гнул свою линию. впрочем, прожив три длины моей жизни при условии куда более суровой насыщенности, нежели моя, я бы удивилась, не найди он ко мне правильного подхода.
С. знал, что я такое же жесткое и жестокое существо, как и он - таких, как ты сам, всегда распознаёшь по деталям, по взгляду, который больше никто не заметит - а если и заметит, то не интерпретирует, - по особой манере держаться, по рефлекторным действиям (ему хватило одной минуты, чтобы повесить на меня четкое определение воина - как, я не понимаю до сих пор. я тогда была очень, очень плоха и едва могла шевелиться). он знал, что я прежде всего за общее дело, а не за личные (тем более пока для меня определенно очень деструктивные) темы.


но теперь мне нужно увидеть всех их. а пока.. в тот момент, когда я наконец поняла, что до меня пытались донести несколько месяцев отовсюду, я даже заболела. и вот уже дней пять мне не становится лучше, наоборот, сегодня я проснулась от того, что задыхалась. никак не могу принять понятое. беспокоит оно меня, не укладывается, грызет лисой, не успокоишь. надо увидеть хотя бы одного для начала.
я сильный, хитрый и расчетливый хищник - но в общем и целом мне куда больше нравится быть милой домашней плюшечкой и нести тепло и отдых - эй, осторожно, не расплескай, они вообще-то дорого мне достались. ну чего ты так безответственно к ним относишься - а впрочем, бог с тобой, оно же твоё теперь..

и в качестве дополнения, чтобы вообще никто ничего не понял, кроме меня:
удивительно, как мне самой в голову не пришла такая стройная космогоническая система. впрочем, нет, неудивительно - я слишком привыкла держать воображение на паузе. а ведь они пишут мир. прописывают правила там, где их вообще не может быть. не могло. не будет мочь. но они работают - прямо сейчас, прямо здесь и больше никогда и нигде. просто поразительно.

19:49 

очень насыщенная всем неделя; разговариваем - час назад я пообещала рассказать о некоторых вещах; досказываю что-то фактическое, вздыхаю - и вдруг теряю все слова - почти физически чувствую, как они все высыпаются из меня - и только здесь понимаю, что страшно устала. очень страшно устала, просто не было времени посмотреть на себя и обнаружить это раньше.

засыпаю в его руках

я знаю, что скоро скажу что-то, что изменит всё, но пока всё так, как есть - это лучшее, что со мной было.
а самое лучшее - ещё впереди :)

01:22 



и в ответ - ту, что всё объясняет.

я поняла, мрзд. ты не издеваешься, загоняя нас в похожие ситуации.
я поняла, зачем мне это :) когда ты принимаешь одно за другое, ты не прав, но если ты разберешься, где что, то одно может стать другим.
Ого, блин. это очень важно. спасибо. я тебя люблю :)

00:18 

мы встречаемся днем, я до последнего не верю в то, что увижу его сегодня. Но вот пишет "выхожу", и тут же показывается знакомая фигура.
мы идем и трындим про разные вещи, про странные события, про бог его знает что, а потом в сквере китгора дропаемся на траву и какое-то бесконечное количество времени вжимается в эти несколько минут. впервые в жизни я держу человека настолько старше себя, чтобы он не дрожал, потому что он говорит мне важные вещи, то, что так сильно укрывает в себе, очень торопится, как будто боится, что если не хватит дыхания, на новом вдохе он уже не сможет сказать дальше. а вообще нам не надо слишком много говорить; когда я кладу свою голову ему на одно колено, а он обнимает меня так, как умеет только один известный мне человек на этой планете, он шепчет мне на ухо: ты услышала сегодня мою песню. Higher Love. я шёл в наушниках, и ты написала как раз тогда, когда она у меня заиграла. Отвечаю, у меня не было её с собой, но она играла у меня в голове. [в это время ощущение невероятной близости, и его запах, и всё, что вокруг, приводит меня в состояние, близкое к шоковому] Говорит, что, кажется, не перестанет этому удивляться.
Мне пару раз звонят с работы, но я посылаю её ещё на какой-то кусок времени, потому что я не в силах отказаться от того, что происходит; а когда мы встаем и выходим на дорогу, я протягиваю руку, чтобы положить ему на плечо, но он останавливается и обнимает меня, а я смотрю на солнце и понимаю, что если до этого я ещё пыталась как-то собраться и что-то отрицать, то сейчас это вообще не имеет никакого смысла, и дальше мы идем, взявшись за руки.

я возвращаюсь на работу, и первым делом там меня спрашивают, трезвая ли я. я не уверена, хотя мы пили только кофе, и просто немного прошлись по городу.

он постоянно говорит "мы", имея в виду себя и меня, и ко мне это теперь тоже привязалось.
я рассказываю Н., она говорит, что всё в порядке до тех пор, пока он не нарушает слова, которые говорил ей про меня.

вечером я стою и слушаю перед подъездом Stairway to Heaven, внезапно до меня доходит, что с точки зрения морали я творю вообще черт знает что, и прошу его не говорить со мной день или два, он пишет в ответ, что не понимает, с чем это связано, но если мне так надо, то ладно; я пишу, что это не секрет и мне просто нужно перекомпилировать мозг, потому что он слишком хорошо знает, что мне нужно, и чтобы перестать хотеть от него больше, требуется какое-то время. но тут он говорит невероятную вещь - что сам хотел со мной поговорить на эту тему.
и что самое интересное, говорит. вот прямо сейчас.

О_О

00:47 

здравствуй небо, море, облака.

нене, я не влюбилась.
я просто глухо-глухо тоскую о том, чего уже не было и ещё не будет. знаешь, это необъяснимое, что всегда бывает: все альтернативные пути - кто-то ведь их проживает за нас, пусть даже хотя бы тень.
начав отношения, очень трудно их закончить, даже если формально никто никому ничего не, всё решено и т.п.; из всего я усвоила только несколько правил:
не заводить отношений на учебе/работе
не жить с тем, с кем не сможешь прожить всю жизнь
и, файнал блоу, не спать с тем, кого не любишь.

всё это умопомрачительно просто, но вот прям щас я хочу взять его за черную ткань ветровки, потащить на себя и спросить, как, как, как ты это делаешь, твою мать, где мне взять ещё такого немыслимого тепла, которому я - я! - верю с ходу, не разбираясь, не заморачиваясь и ни на секунду не задумываясь, как называется вот это особенное, которое я так давно ищу и нахожу осколками в разных людях.

божеш мой, сфинкс, какая суровая в этом году весна

21:56 

мне нужен, понимаешь, человек, с которым мне будет настолько естественно, насколько вообще может быть с другим человеком. чтобы я могла спать с ним в одной постели и не чувствовать сквозь сон чуждого - это важно, это важнее, чем секс. чтобы я знала о нем то, что хочу знать и не слишком много того, чего знать не хочу. чтобы был свой и понимал, о чем я говорю, и пинг-понг словами игрался бы часами. чтобы был такой же двинутый на голову и ветер, как я - "а двинули? а давай!". чтобы было неважно как, а важно - почему и зачем, и то совсем уж не всегда. чтобы шило в жопе и ни секунды зря.
я готова быть такой, я уже такая.
при этом я даже не против ругаться до швыряния столовыми принадлежностями! только не слишком часто, я физически осыпаюсь, когда мне плохо).
я не хочу больше быть двуличной, уговаривая себя верить в свою же ложь; я не хочу больше говорить о том, чего не чувствую, я хочу быть честной и - собой, черт подери. я же нужна всем этим людям какая есть - и нужна себе, какая есть, почему бы не быть человеку, которому я нужна чуть иначе, чем им?

блин, такое ощущение, что мне нужен человек, с которым я встречаюсь лет пять. хей, теневая Л., с кем ты там за меня столько времени? покажи уж, чего ты прячешь от меня такое золото?

22:19 

Нет.
Это мне совершенно не нравится.

Я не хочу решать что-то за кого-то, кроме себя. Отъебитесь со своей ответственностью и взглядами мне в рот.
Я не хочу изображать деятельность просто чтобы не молчать. Потому что если я молчу - то ничего не слышу, потому что ничего не произносится. Чем больше неуверенности, тем больше скуки.
А я не могу делать это скучно. Я только-только научилась ценить каждую - ты не поверишь, d'jahre - каждую секунду своей жизни, и я делала это не для того, .чтобы мне было скучно. Не для того, чтобы бояться. Хватит.
Хватит, я сказала!

Теперь я стала ужасно привередлива в общении, в окружении, в пространстве - во всём. Но теперь я знаю, как определить то, что я не смела трогать раньше. Теперь я знаю - и мне хорошо просто от факта.
Меньше двух недель до самолета, айе, я так хочу на крыло.

Вот как бы теперь это объяснить, чтобы меня не сделали врагом народа и, что ещё интереснее, себя тоже не.
Впрочем, второе - дело реакции. А её я не видела, хотя добивалась всеми возможными способами, на этот счет моя совесть совершенно чиста. Да ну, зачем.

свалка

главная