I'll do what I can, but I won't save you — это лейтмотив последних дней.
я не могу решать за тебя (и принимать решения тоже), но я могу быть рядом, чуть править вектор и амортизировать последствия.

очень хохотала внутренне: и вот, значит, такая взрослая, инстинкты вопят в полный голос о том, что _надо_, а реакция — ну вот совсем нетипичная. отделение котиков от енотиков занимает теперь не годы, месяцы, дни и часы, а несколько минут в самом тяжелом случае.

что я хотела сказать этим желанием?
на самом деле — выразить восторг, признательность, а еще рассказать то, что словами рассказывать неимоверно долго, а показать — дело пары десятков минут.

та же история, что с К. в Питере.
я ищу в себе зависть, желание подавлять, ещё какую-нибудь херню из тех, что так долго были со мной — но нет, ничего этого нет, I let you be as you are, да просто будь, мне достаточно быть в курсе, что всё в порядке, и я могу дать очень много, если это будет необходимо

я поняла наконец (опять смешно, невозможно вообще), в стотысячный раз спасибо С.: тот человек, от правоты которого я не устаю, как бы она ни была горька, как бы ни убивала отжившее во мне.

мы очень мало кому сможем помочь. но мы сделаем все, что сможем.